Контакты
Туризм
Образование
Архив
Консультация
Репатриация
Новости
     В Прибалтике
     Другой Израиль
     Еврейское Агентство
     История
     Культура
     Музыка
     Размышления
История
Места
Ссылки
Галерея
Форум


Лев, сохранивший русскость.

В конце 20-х годов мать нашего героя, тогда еще юная Раиса Завилович, была удостоена титула «Королева красоты Латвии».

- По службе ты сотрудничал с еврейскими общинами, укрепляя духовную связь местных евреев с исторической родиной, и занимался вопросами репатриации евреев в Израиль, выполняя основную заповедь сионизма. По-моему, уже все уехали, еврейская община Латвии едва ли 10 тысяч человек насчитывает.

- За два года разрешение на переезд в Израиль получили 200 человек. Кстати, в Латвии закону о возвращении подлежит едва ли не вдвое больше численности общины: здесь практически нет несмешанных семей, а родственники с нееврейской стороны тоже имеют право на репатриацию...

- Но по еврейским законам смешанные браки, скажем так, не приветствуются.

- Пару лет назад из 67 рижских евреев только семеро женились на еврейках, а из 43 евреек 36 вышли замуж за неевреев. А что делать? Не ехать же за семейным счастьем в другие страны. Еврейское общество становится более светским, религиозные каноны уже не в силах сдерживать естественный ход жизни. Многие религиозные каноны и ритуалы, скажем, обрезание, еврейская свадьба или кошерная еда, носят скорее традиционный характер, нежели религиозный. Среди европейского еврейства религия не имеет того влияния, как, скажем, в начале прошлого века. Я, например, абсолютно светский человек, но к верующим отношусь с уважением.

Уважительное отношение свойственно и еврейской общине Латвии. Она, кстати, самая сильная в Балтии, вполне самодостаточна и не зависит от внешних вливаний. За последние пару лет появились спонсоры из богатых евреев, они активно участвуют в жизни общины. Особенно это проявилось с приходом к руководству Аркадия Сухаренко. Ему удалось объединить региональные общины в единый Совет еврейских общин, привлечь туда профессиональных менеджеров, умеющих профессионально тратить привлеченные средства. Создание Совета поможет решить и затянувшийся вопрос возвращения общинной собственности. Вот в каком-то городке сохранилось здание синагоги или общинного центра, но там не то что общины - ни одного еврея нет. И кому собственность возвращать? Теперь собственник определился, общинная собственность будет возвращаться, а уж как обойтись с ней, Совет решит надлежащим образом.

- Ты вернулся в Ригу, прожил здесь два года. Расставаться снова трудно?

- Город сказочно красив, очень удобен для жизни. Я сравнил бы Ригу с Веной, с Прагой - мне эти города очень нравятся. Вена, правда, чопорный город, а вот Прага, как и Рига, город естественный. Я ходил по Риге и узнавал: здесь я учился, в этом доме на Стабу я жил, в этом дворе рос, а здесь жила моя любимая девушка... Не было ощущения оторванности, хотя за 40 лет город изменился, стал симпатичнее. Но, увы, с Ригой я уже себя не идентифицирую. Вроде и мой город, я хорошо себя здесь чувствую, и не мой - не то чтобы чужой, но и не родной. Может, потому, что семь месяцев в году небо мрачноватое, совершенно нет солнца, а для меня это тяжеловато. И грустно видеть разницу между богатыми и бедными. Она есть везде, но не столь разительная. Для такой небольшой страны, как Латвия, здесь слишком много бедных, а я так и не понял, с чего живут многочисленные магазины, особенно бутики.

А как воспринимать национализм на официальном уровне и усиленно внедряемый в людское сознание? Нельзя же так! Требовать от России сатисфакции за действия коммунистического режима, видеть в своих согражданах, в жителях своей страны врагов - это лишь в воспаленном мозгу возникнуть может. Ставить вопрос об оккупации - значит, проявить свою несостоятельность государственных деятелей. Я полагал, что со вступлением в НАТО и ЕС эти настроения поутихнут, а они подогреваются с новой и новой силой. Большинство из тех политиков, с кем мне приходилось общаться, понимают абсурдность этого, но трудно идти против национализма, моральный террор - штука жестокая, не каждый желает оказаться под его катком. И тем не менее Рига тот город, куда следует возвращаться.

- Давай поговорим об Израиле. Там все еще неспокойно...

- Израиль - моя страна, я трижды за нее воевал. Там мой дом. И сегодня положение намного спокойнее, чем 20 или даже 10 лет назад. Есть мирные договоры с двумя главными соседями - Иорданией и Египтом, определены границы, исключающие территориальные претензии, развиваются экономические отношения... Что еще нужно соседям? Сбываются предсказания отцов-основателей нашего государства: евреи поняли, что никогда не победят арабов - их больше, земель у них больше. И арабы поняли, что евреи никогда не уйдут со своей территории. Война - штука бессмысленная. Часть палестинцев это понимает, часть предпочитает держать нас в напряжении.

- Меня восхищает метаморфоза, случившаяся с Шароном, - ястреб стал голубем...

- Шарон понимает, что генерал и премьер - это разные ипостаси. Как мудрый политик он понял, что в жестком противостоянии Израиль не сможет долго владеть территориями, которые захвачены и удерживаются с 1967 года. Это и слишком дорогое «удовольствие», ведь огромных экономических затрат требует армия. Шарон понимает: разруливание ситуации укрепит международно-политический авторитет страны в мире, в том числе и в арабском. И еще Шарон понимает: чтобы подавить террор в том виде, как он сегодня существует, надо перестать быть человеком, надо утратить человеческий облик. От террора страдают невинные и беззащитные, а подавить террор можно лишь теми же методами - убивать невинных и беззащитных. Это очень жестоко, Шарон этого не хочет, он избрал другой путь. Были уничтожены главари террористов. Те акции ударили по Израилю, но террористы поутихли. И еще Шарон принял решение уйти из Газы, снять выстроенные там поселения. На тех землях проживает всего шесть тысяч евреев. Да, они бунтуют, они требуют защиты от государства. Но террор против всего народа Израиля - слишком дорогая плата за их проживание на захваченных землях. На стороне Шарона молчаливое большинство населения. Я думаю, если он сейчас пойдет на выборы, он выиграет. Он может остаться в истории как человек, вернувший оккупированные земли. Парадокс: премьер Шарон возвращает территории, завоеванные генералом Шароном. Кому-то это кажется предательством, но большинство-то понимает, что это гарантия стабильности в регионе.

- В последнее время пресса, телевидение заговорили об антисемитизме в Израиле. Неужели это становится проблемой и на исторической родине евреев?

- Увы, есть. Но другой, не «Бей жидов!». Ранее приехавшие не слишком доброжелательно относятся к вновь прибывшим, что, пожалуй, естественно. Естественно и то, что ожидания репатриантов не всегда и не сразу оправдываются. В 60- 70-е годы, когда репатриантов было меньше, отношение к ним было более внимательным и щедрым. Сейчас не так. Но сейчас и не многие соглашаются ехать в кибуцы, а в мое время через кибуцы проходили едва ли не все репатрианты. Не все однозначно. Есть недовольство старожилов, есть недовольство новопоселенцев. Зависит ведь от того, надеется человек только на государство или и на себя.

Как бы то ни было, именно алия из бывшего СССР фактически создала то, чем Израиль славится. И отцы-основатели Израиля в основном были выходцами из России, из той самой «черты оседлости». Среди приехавших в последние 20 лет были и, скажем так, не лучшие представители нации, но были и великие мастера. Лучшие израильские театры - бывшие советские и российские артисты, спортсмены - если не участники команд, то тренеры обязательно из «русской» алии. И практически все, кто создавал нашу промышленность высоких технологий, - выпускники советских вузов. Конечно, сейчас во все сферы пришли уже уроженцы Израиля, выпускники наших вузов, но школа-то российская! Могу тебя заверить, что большинство израильтян испытывает потрясающее чувство благодарности к России, да и ко всем теперь уже бывшим советским республикам, в нас сохраняется этакая русскость.

Моя мама никогда не допустила бы, чтобы я забыл язык, литературу и прочее. Моя библиотека наполовину русская. Пластинки, диски - русские, это же естественно. Так получилось, что я участвовал в трех войнах и люблю русские песни военных лет, песни из советских военных фильмов. Моя жена великолепно играет на гитаре, часто поет русские романсы, Окуджаву. И это не ностальгия, это моя жизнь. А жизнь сделала такой вот оборот.

Сорок лет назад я начал работать здесь, в Риге, лаборантом в Республиканской больнице, ныне им. Страдыня. И в Риге я оканчиваю свою трудовую карьеру. В нашем МИДе идет реорганизация, сокращают штаты, так что, вернувшись в Израиль, я выхожу на свою вторую пенсию - у меня уже есть военная пенсия, сейчас я отработал положенный срок для досрочного выхода на пенсию по дипломатической службе. Для частных структур я не подхожу ни по возрасту, ни по опыту работы. Но знаешь, я уже хочу осесть. Слишком долго я жил в казармах, в военных лагерях. И на дипломатической работе много времени провел в командировках, в гостиницах. Чем буду заниматься? Буду читать лекции, буду заниматься переводами. Уже перевел на иврит несколько книг, в основном мемуары русских военачальников - сказывается мой военный опыт. Сейчас перевожу мемуары маршала Рокоссовского, есть и новые предложения от издательств. В Израиле есть спрос на литературу этого рода. У нас к той войне особое отношение, ведь многие евреи спаслись благодаря Красной армии, для ветеранов Второй мировой (а у нас ее все-таки называют Великой Отечественной) учрежден Почетный знак, и не возникает ни у кого мысли о возможности пересмотра ее итогов.

Досье

Лев Нив покинул Ригу в 1964 году в возрасте 17 лет, успев поучиться в 22-й средней школе и поработать. Годы спустя оказался на знакомых улицах. И не туристом, а официальным представителем государства - первымм секретарем посольства Израиля в странах Балтии. Между отъездом и возвращением были кибуц, солдатская служба и шестидневная война 1967 года. Была учеба в университете на факультете политологии и экономики. Уже кадровым офицером прошел еще одну войну - Судного дня 1973 года. И еще одну - ливанскую. В 89-м в звании подполковника вышел в отставку и начал службу в МИДе. Работал в Москве. Занимался репатриацией евреев из «горячих точек» не только с территории бывшего СССР, но и из других стран. А потом - назначение в страны Балтии. Проработав два положенных года, снова покидает Ригу. И такой вот круг получился: здесь он начинал свой трудовой путь, здесь же этот путь и заканчивает: по возвращении в Израиль Лев Нив выходит на пенсию. А знакомы мы еще с той, первой его рижской поры, потому и на ты.

Анатолий КАМЕНЕВ. ("ЧАС")








       



Ваш e-mail:


Подписаться
Отписаться



 

в Интернете
по сайту

 

Шаббат -
основные вопросы.

Рига, Латвия
Таллинн, Эстония
Вильнюс, Литва


dvinsker.lv - Сайт о прошлом и настоящем еврейского Даугавпилса
Рижская еврейская школа им. Ш. Дубнова
Посольство государства Израиль в Латвии и Литве
 
design: band.lv
Контакты | Консультация | Правила пользования порталом
Сайт работает с 14.09.2000
Администрация: Илья Банд, Лев Лапкис.