Контакты
Туризм
Образование
Архив
Консультация
Репатриация
Новости
     В Прибалтике
     Другой Израиль
     Еврейское Агентство
     История
     Культура
     Музыка
     Размышления
История
Места
Ссылки
Галерея
Форум


"10 дней, которые изменят еврейский мир?"

- Вы когда-либо стремились к этой должности, или избрание председателем ЕА действительно стало для вас полным сюрпризом?



- Начнем с того, что для меня это огромная честь и сбывшийся сон. Несмотря на то что главой Сохнута я стал всего 10 дней тому назад, я уже более тридцати лет служу еврейскому народу: был посланником ЕА, а в качестве мэра Раананы одним из первых в Израиле ввел практику прямой абсорбции, а последние три года был членом попечительского совета Еврейского агентства. Так что я хорошо знаком с этой работой и знаю, что такое слезы, наворачивающиеся на глаза при виде целующих израильскую землю репатриантов (что и происходило на прошлой неделе в аэропорту Бен-Гурион, когда в Израиль прибыли 500 новых репатриантов из Северной Америки). Что же касается выдвижения моей кандидатуры, то это действительно стало для меня сюрпризом. Я хорошо знаком с бывшим председателем Сохнута Салаем Меридором, но понятия не имел о том, что он так неожиданно решит уйти со своего поста. А уже начиная с этого момента события происходили с такой невероятной быстротой, что я даже опомниться не успел. Сначала мне позвонил премьер-министр и спросил, готов ли я быть его кандидатом на этот пост. В замешательстве я сразу согласился. Так и оказался на пути к руководству Сохнутом - при полной поддержке со стороны главы правительства и руководства международных еврейских организаций, а тот факт, что в итоге я был избран единогласно, ко многому обязывает.



- Но при всем этом вы не могли не знать, что очень многие в Израиле и за рубежом считали основным кандидатом на этот пост Натана Щаранского. Как в течение всего этого периода вы смотрели на противоборство Шарона с Щаранским?



- Я не думаю, что в государстве есть хоть один человек - включая самого главу правительства, - кто не уважал бы Щаранского за его неоценимый вклад в дело сионизма. В конце концов, сам Шарон назначил его министром по делам Иерусалима и диаспоры и позаботился о том, чтобы ИБА присоединилась к Ликуду. Я лично тридцать лет тому назад в Вашингтоне, у советского посольства, вместе с Авиталь Щаранской требовал его освобождения. И сейчас я не сомневаюсь в том, что Натан еще скажет свое веское слово в жизни Израиля и еврейского народа. Другое дело, что на данном этапе он сам, будучи прямым и честным человеком и не поддерживая нынешнюю политику правительства, решил уйти в отставку.



- Вам не кажется, что Шарон использовал вас, чтобы отомстить Щаранскому за его уход из правительства в преддверии размежевания?



- Я не думаю, что речь шла о мести. Просто сначала был кандидат Шарона, а потом появился второй кандидат, но так получилось, что во всей этой истории было гораздо больше «за» по отношению к моей кандидатуре, чем "против" - в отношении кандидатуры
Щаранского. Другое дело, что все произошло в период, предшествующий размежеванию. И противники программы премьер-министра постарались представить дело таким образом, будто Бельски устраивает Шарона потому, что является сторонником одностороннего отделения.



- По этому поводу Шарон сказал, что такой влиятельной еврейской организацией, как Сохнут, не может руководить человек, не согласный с политикой правительства Израиля.



- С полной ответственностью могу заявить, что, выдвигая мою кандидатуру, Ариэль Шарон не спрашивал о моих политических взглядах и не просил меня подписаться под какими бы то ни было обязательствами, связанными с политической линией правительства. Просто ему хорошо было известно о моей работе в Раанане и в еврейском мире. И не ищите никакой связи между политикой и моим избранием председателем ЕА. Сохнут – неотделимая часть еврейского народа, и я буду искать все возможные пути для его объединения.



- Вы руководили муниципалитетом без малого 17 лет, не обидно было расставаться?



- Еще как обидно! И очень тяжело. Перед уходом с поста я посетил детские сады, в которых был частым гостем и где каждый ребенок меня знает, и какой-то малыш спросил: «Бельшки, почему ты нас покидаешь?» Знаете, у меня потекли слезы. Уже сейчас, за короткое время работы в Сохнуте, я получаю телефонные сообщения, что по мне скучают.



- При всем уважении к Раанане, возглавлять Сохнут не то, что руководить отдельно взятым городом. Речь идет об огромной «еврейской империи», где у каждого свои интересы, и договориться со всеми очень трудно, чтобы не сказать – невозможно. Как вы собираетесь влиять на развитие взаимоотношений Израиля с диаспорой, о чем в последнее время идет очень много споров?



- Я верю, что Израиль должен быть сердцем и душой всей еврейской жизни на планете. Учитывая, что каждый еврей на земле имеет право на репатриацию на историческую родину, наша страна несет ответственность не только за своих граждан, но и за все мировое еврейство, которое на заре существования государства помогало Израилю становиться на ноги. Сегодня мы уже взрослые и сильные и сами можем поддерживать диаспору, связи с которой должны становиться все более тесными и прочными. Все евреи мира имеют право быть причастными к жизни Израиля, с ними надо советоваться и приобщать к решению вопросов нашей действительности. Каждый еврей на земном шаре – посылает ли он сюда детей на каникулы или жертвует средства – должен понимать, что он делает вклад в собственное будущее, в страну, с которой в любую минуту сможет связать свою жизнь навсегда, с государством, которое является единственным гарантом существования еврейского народа.



- Вопрос, насколько оно притягательно для этого народа, живущего в других странах мира?



- Когда 17 лет назад я стал мэром Раананы (что было огромным сюрпризом для всех, включая меня самого, ибо состоял я в «неправильной» партии – до того в Раанане у власти всегда была Авода), то начал с того, в чем хорошо разбирался, – с вопросов алии и абсорбции. Я пошел в МВД и сказал, что хочу построить 400 единиц жилья для репатриантов. На вопрос, откуда они возьмутся, ответил, что из СССР. В министерстве подумали, что у меня от успеха «поехала крыша, и отправили меня домой ни с чем. А ровно через полтора года тот же чиновник из МВД пригласил меня и спросил, могу ли я... построить 3000 единиц жилья для тех же репатриантов из того же СССР, о которых я говорил. Отсюда вывод: государство может и должно быть притягательным, если будет прилагать к этому соответствующие усилия.



- Но как раз в этом случае на муниципальном уровне можно сделать гораздо больше, чем в рамках государства.



- Я ничего не могу решать в политике правительства, но я могу влиять на нее. Я нахожусь на прямой связи и имею полную поддержку со стороны главы правительства, который обещал мне, что вопросы алии и абсорбции будут стоять во главе угла. И посмотрите, что он сделал за эти десять дней: выступил на церемонии открытия Маккабиады и открытым текстом сказал собравшимся спортсменам, что хотел бы их видеть в Государстве Израиль, приехал принимать новых репатриантов в аэропорт и опять-таки говорил об алие. Так что у меня есть союзник, и это – сам премьер-министр, который сделал за эти дни столько, сколько не смогли бы сделать сотни посланцев Сохнута вместе взятых.


Впервые статья была опубликована в газете "Вести-2", - приложении к газете "Вести", 22 июля 2005 года.
Публикуется здесь с любезного разрешения редакции газеты "Вести"(Copyright ©).










       



Ваш e-mail:


Подписаться
Отписаться



 

в Интернете
по сайту

 

Шаббат -
основные вопросы.

Рига, Латвия
Таллинн, Эстония
Вильнюс, Литва


dvinsker.lv - Сайт о прошлом и настоящем еврейского Даугавпилса
Рижская еврейская школа им. Ш. Дубнова
Посольство государства Израиль в Латвии и Литве
 
design: band.lv
Контакты | Консультация | Правила пользования порталом
Сайт работает с 14.09.2000
Администрация: Илья Банд, Лев Лапкис.